«Плот «Медузы» – какая настоящая трагедия стала основой картины Теодора Жерико?

Искусство

История живописи знает немало великих имён и полотен, изображающих трагические события прошлых лет. Но далеко не каждое произведение искусства способно оставить в памяти настолько яркий след, как «Плот «Медузы» Теодора Жерико. Эта картина действительно наполнена драматизмом – в ней заметно высочайшее мастерство автора передавать эмоции как в целом, так и через малейшие детали. 

Сюжетом для «Плота «Медузы» послужила катастрофа на море, произошедшая в действительности. Несмотря на особенную подачу и яркость образов, это творение Жерико было воспринято публикой неоднозначно. Одни восхищались картиной, другие обрушили на неё жёсткую критику. Более того, вокруг «Плота «Медузы» велись споры знатоков. Что же известно об этой картине и её авторе?

История «Медузы»

Жан Луи Андре Теодор Жерико – один из самых известных французских живописцев первой половины XIX века. Он творил в эпоху романтизма, но даже сегодня исследователи затрудняются сказать, приверженцем какого стиля был сам Жерико. Дело в том, что в его работах немало новаторских идей, а порой вовсе наблюдается смешение различных направлений, что стало особенным «почерком» Жерико.

Картина «Плот «Медузы», написанная в 1819 году, стала одним из самых знаменитых полотен эпохи романтизма. Как часто бывает, художника подтолкнули к написанию реальные события. 2 июля 1816 года произошла морская катастрофа у берегов Сенегала. Члены экипажа фрегата «Медуза» столкнулись с серьёзной проблемой – корабль сел на мель. Чтобы исправить положение, они соорудили несколько плотов, на которых планировали переправить груз с судна на берег. Это помогло бы разгрузить корабль и снять его с мели. 

Но когда работа моряков была в самом разгаре, поднялся ветер. Судно начало раскачиваться, а уже совсем скоро на его борту появилась большая трещина. Считая, что корабль может разрушиться у них под ногами, экипаж запаниковал. На фрегате осталось всего семнадцать человек, а почти полторы сотни моряков перешли на плот.

Жан Жером Божан «Фрегат Медуза». Иллюстрация из книги Александра Корреара и Анри Савиньи «Гибель фрегата «Медуза», 1817 год
Жан Жером Божан «Фрегат Медуза».
Иллюстрация из книги Александра Корреара и Анри Савиньи «Гибель фрегата «Медуза», 1817 год

Плот «Медузы» буксировали несколько лодок, но в условиях надвигающегося шторма это было крайне сложно. В итоге капитан и губернатор, находившиеся в лодках, приняли преступное решение. Они перерезали канаты, связывавшие буксиры и плот, после чего сами отправились к берегу. На плоту остались их несчастные товарищи. Без еды и воды, без средств управления и навигации, люди были обречены на долгую мучительную смерть.

На плоту развернулась настоящая война. Люди сразу же разделились на две группы – офицеры и пассажиры противостояли солдатам и матросам. Часть из них была смыта волнами, а более 20 человек были убиты в борьбе за наиболее безопасное место у мачты в центре плота. На восьмой день плавания на плоту осталось всего пятнадцать человек. Они избавились от слабых товарищей и оружия, поскольку понимали, что перебьют друг друга.

Теодор Жерико «Автопортрет», 1812 год Местонахождение: Музей изящных искусств, Руан, Франция
Теодор Жерико «Автопортрет», 1812 год
Местонахождение: Музей изящных искусств, Руан, Франция

Создание картины

Конечно, история «Медузы» и её экипажа произвела впечатление на людей во всём мире. В 1817 году вышла книга «Гибель фрегата «Медуза». Её авторы, Александр Корреар и Анри Савиньи, были очевидцами событий, а потому подробно описали каждый из дней несчастных скитальцев, брошенных на произвол судьбы. Теодор Жерико детально изучал все документы, связанные с этой трагедией. Примечательно, что он воспринял катастрофу не только как трагедию своей страны, но и как символ общечеловеческих страданий.

Художник решил изобразить наиболее драматический момент этой истории. Измученные моряки, те немногие, кто сумел остаться в живых, увидели на горизонте корабль «Аргус». Чтобы создать заветную картину о плоте фрегата «Медуза», Жерико снял отдельную студию – его собственная не могла вместить полотно столь крупных размеров (491 х 716 см). Его друг, Антуан Монфор, вспоминал:

“Я наблюдал, с каким пристальным вниманием он смотрел на модель, прежде чем коснуться кистью полотна; казалось, он был крайне медлителен, хотя на самом деле действовал быстро: его мазок ложился точно на свое место, так что необходимости в каких-либо исправлениях не возникало”.
Теодор Жерико «Плот «Медузы», 1819 год Местонахождение: Лувр, Париж, Франция
Теодор Жерико «Плот «Медузы», 1819 год
Местонахождение: Лувр, Париж, Франция

Впечатление от полотна

Надо признать, что «Плот «Медузы» ломал все прежние привычные представления о живописи. Жерико не только использовал различные стилистические особенности, но и добавил собственное видение той страшной картины, которая развернулась в последний день странствий плота. Его коллега и друг Эжен Делакруа имел возможность наблюдать за рождением нового творения Жерико. Оно произвело на него сильнейшее впечатление:

Жерико разрешал мне смотреть на его «Медузу», пока он работал над ней в своей мастерской рядом с Терном. Впечатление от полотна было столь сильным, что я, покинув мастерскую, пустился в бег и бежал, словно безумец, всю дорогу до Рю де ла Планш у дальнего края Фобур Сен-Жермен, где я тогда жил”.

Персонажи картины словно бы разделены на четыре группы. Наиболее заметная – мертвецы на переднем плане. Затем взгляд зрителя переходит к отцу, склонившемуся над сыном, а после – к четырём фигурам у мачты. Последней группой стали люди, подающие сигнал кораблю. Если рассмотреть каждого из персонажей картины, создается сложное гнетущее чувство. «Плот «Медузы» действительно не может оставить равнодушным никого из зрителей.

Привлекает внимание фигура отца, склонившегося над сыном
Привлекает внимание фигура отца, склонившегося над сыном

Картина «Плот «Медузы» Теодора Жерико получила самые разные отзывы. Необычные стиль и подача возмутили многих ценителей искусства, но драма, столь ярко изображённая на полотне, затронула сердца людей. «Плот «Медузы» – это трагедия в неприкрытом виде. Неслучайно сам Жерико говорил, что изобразил не одну конкретную катастрофу, а общую нашу трагедию. Он боялся, что всё человечество может превратиться в тех несчастных, обречённых бороться за жизнь на хлипком «плоту».

На обложке: Картина Теодора Жерико «Плот Медузы» в Лувре / © Matthieu Alexandre AFP

МУСАГЕТ
Добавить комментарий