Он не боялся написать императрицу как старушку – чем отличился Владимир Боровиковский?

Искусство

Владимира Боровиковского многие его коллеги называли настоящим счастливцем. Ещё бы – слава обрушилась на него, когда мастеру исполнилось всего тридцать лет! Согласитесь, такая удача приходит далеко не ко многим живописцам. Как считал сам Боровиковский, причина такого успеха крылась в его трудолюбии и честности, с которой он писал свои картины. Здесь с художником не поспоришь, но я бы добавила, что популярности мастеру принёс его неповторимый стиль.

Каждая из картин Боровиковского пронизана той теплотой, которой всегда отличался сам автор. Этот живописец умел видеть и делиться прекрасным, причём делал так в каждой своей работе. Но была ли жизнь Владимира Лукича столь безмятежной, как казалось со стороны? Как он удостоился чести написать портреты венценосных особ? Что таят женские образы в картинах Боровиковского? И почему один из портретов называют проклятым?

Сын старшины

В 1757 году в семье представителя казачьей старшины в Миргороде на Полтавщине родился мальчик. Малыша крестили Владимиром. Его отец Лука Боровик принадлежал к верхушке казачества, которая по указу Екатерины Второй была приравнена к дворянскому сословию. Несмотря на это, семья Боровиков была небогатой. Отец предполагал, что сын, как и многие представители рода, посвятит жизнь военной службе.

В семнадцать лет Владимир по примеру многих его родственников стал служить в Миргородском казачьем полку. При этом паренёк помогал родным с хозяйственными делами, а также учился у отца другому семейному делу – иконописи. Немало предков Владимира Лукича были известными иконописцами. Речь не шла о мировом признании или чём-то подобном – достаточно было того, что о творениях Боровиков знали жители окрестных городов и селений.

Освоение нехитрых семейных секретов иконописного дела для сообразительного юноши оказалось очень простой задачей. Более того, вскоре иконопись стала основным занятием Боровиковского. Полк, в котором он проходил службу, был расформирован. Чтобы не оставаться без дела, Владимир решил посвятить себя иконописному делу. Тем более, выходили творения у него не хуже, чем у мастера-отца.

Иван Васильевич Бугаевский-Благодарный «Портрет Владимира Лукича Боровиковского», 1825 год Местонахождение: Музей изобразительных искусств, Калуга, Россия
Иван Васильевич Бугаевский-Благодарный «Портрет Владимира Лукича Боровиковского», 1825 год
Местонахождение: Музей изобразительных искусств, Калуга, Россия

Молодой иконописец

Примечательно, что именно знания, полученные в юные годы, сформировали Боровиковского-живописца, заложили тот самый узнаваемый стиль в его работах. При этом ранние творения Владимира Лукича едва ли можно назвать шедеврами. Они отличались живостью и яркостью, но казались слишком простыми, даже несколько архаичными в плане особенностей письма. Тем не менее даже о ранних произведениях Боровиковского Александр Майкапар писал:

«Творчество Боровиковского в то время не выходило за рамки полуремесленного искусства».

А ведь изначально Владимир Боровиковский действительно создавал полуремесленные работы. Быть может, так и пришлось бы ему творить в глубинке Малороссии, если бы не события 1787 года. Этот период стал переломным в жизни Боровиковского, хотя, на первый взгляд, могло показаться, что ничего сверхъестественного не произошло. Незадолго до этого молодой мастер занимался оформлением путевого дворца в Кременчуге. 

Не секрет, что Екатерина Вторая любила ездить по России, а потому требовалось обустроить вот такие гостевые пристанища. Увидев чудесно и изысканно оформленный дворец, императрица похвалила автора работ, украшавших его. Затем государыня велела передать её похвалу самому Боровиковскому и щедро одарить деньгами.

Согласитесь, удостоиться такой чести могли лишь немногие, и этот эпизод стал источником вдохновения для Владимира Лукича. Получив причитающиеся ему средства, он решился на переезд в столицу – попытать счастья в «большом» мире живописи. Но как же встретил холодный Санкт-Петербург провинциала?

Владимир Лукич Боровиковский «Христос», 1784 год Местонахождение: Национальный художественный музей, Киев, Украина
Владимир Лукич Боровиковский «Христос», 1784 год
Местонахождение: Национальный художественный музей, Киев, Украина

Столица

В декабре 1788 года Владимир Боровиковский приехал в столицу Российской империи. Как вы понимаете, у него, уроженца Полтавщины, не было здесь ни связей, ни знакомых или родственников, которые могли бы приютить молодого мастера и помочь ему найти своё место. Да и значительных средств у живописца тоже не было – большая часть подарка императрицы была потрачена на дорогу и необходимые вещи.

Художник понимал, что нужно самому пробивать себе путь. Первым делом он начал вникать в тонкости столичной жизни, особенности общения и манер петербуржцев. Кстати, именно здесь Володя Боровик «превратился» во Владимира Боровиковского. Фамилию он несколько изменил, чтобы придать ей «благородное» звучание. Уже тогда молодой человек осознавал, что первое впечатление в свете нередко складывается на основе информации о нём и его имени – ещё до непосредственного знакомства.

Владимир Лукич Боровиковский. Первая работа в Петербурге. Эскиз в карандаше «Сон Иакова», 1789 год Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Владимир Лукич Боровиковский. Первая работа в Петербурге. Эскиз в карандаше «Сон Иакова», 1789 год
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Добрые покровители

Неизвестно, как бы сложилась судьба Владимира Лукича, если бы он не встретил в ту пору Н.А.Львова. Знаменитый меценат и видный деятель екатерининской эпохи обратил внимание на талантливого художника. Сам Львов, талантливый архитектор и инженер, некогда так же пробился наверх – благодаря собственным знаниям и способностям. Он, как никто другой, понимал чаяния Боровиковского. Поселив живописца в своём доме, Львов помог ему стать «своим» в творческих кругах Петербурга, а также продать первые работы.

Вы можете удивиться, отчего Боровиковский, в отличие от многих своих известных коллег, не стал поступать в петербургскую Академию художеств. Но ответ здесь вполне очевиден – к моменту приезда в столицу живописцу уже было почти тридцать лет.

В таком возрасте его никто не стал бы брать в студенты. Однако это вовсе не означало, что мастер не желал учиться и совершенствоваться. Спустя некоторое время он познакомился с другим малороссийским художником, приобретшим признание – Д.Г.Левицким. У него Боровиковский нередко брал уроки живописи, причём, как считают исследователи творчества Владимира Лукича, Левицкий оказал большое влияние на творчество своего ученика.

Не менее ценным оказалось знакомство Боровиковского с живописцем австрийского происхождения И.Б.Лампи, который служил при дворе. Когда тот решил покинуть Россию и уехать на родину, он оставил свою мастерскую Владимиру Лукичу. Это был бесценный подарок, причём, как признавался сам мастер, именно благодаря такому дару и большой ответственности за полученное «наследство» он начал серьёзнее относиться к своей работе.

Дмитрий Григорьевич Левицкий «Портрет Николая Александровича Львова», 1780-е годы Местонахождение: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия
Дмитрий Григорьевич Левицкий «Портрет Николая Александровича Львова», 1780-е годы
Местонахождение: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия

Первые яркие работы

Несмотря на то, что пора ученичества в жизни Боровиковского продолжалась достаточно долго, уже спустя пару лет его жизни в столице работы мастера становятся всё более интересными и своеобразными. Тонкость, красота и тепло – пожалуй, именно так кратко можно охарактеризовать неповторимый стиль Боровиковского, который к тому времени уже сформировался у мастера.

Одной из самых интересных работ этого периода стала картина «Лизонька и Дашенька». На этом полотне изображены две крепостные девушки, наряженные в одежду барышень. Поразительные контрасты и особенная подача не оставили равнодушными людей, которым довелось видеть эту работу. Как писал Александр Майкапар:

«Брюнетка кажется серьезной и мечтательной, а блондинка – живой и смешливой. Но все это выражено в полутонах, в тонких оттенках».
Владимир Лукич Боровиковский «Лизонька и Дашенька», 1794 год Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Владимир Лукич Боровиковский «Лизонька и Дашенька», 1794 год
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Мастер портрета

Не меньшее впечатление на публику произвёл портрет генеральской дочери Екатерины Арсеньевой. Изображение девушки словно бы окутано тёплой дымкой, что придаёт ей особенное очарование.

При этом сам Боровиковский не стремился приукрасить людей, портреты которых писал – он только обращал внимание зрителя на несомненные достоинства облика. А главное – через портрет помогал людям увидеть характер изображённого персонажа.

Владимир Лукич Боровиковский «Екатерина II во время прогулки по Царскосельскому парку», 1794 год Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Владимир Лукич Боровиковский «Екатерина II во время прогулки по Царскосельскому парку», 1794 год
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Заказ от государыни

Эти ранние произведения Боровиковского произвели настолько сильное впечатление на публику, что в скором времени творения мастера стали пользоваться огромным спросом. Благодаря таланту и трудолюбию живописец был удостоен звания академика.

Теперь его клиентами стали самые знатные люди Петербурга. Но один из заказчиков по-настоящему удивил Боровиковского. Однажды к нему прибыл посыльный и сообщил, что сама императрица Екатерина Великая хотела бы, чтобы мастер написал её портрет. Столь высокая честь, оказанная живописцу, значила и немалую ответственность, которую он нёс за свою работу.

Портрет Екатерины Второй стал одной из самых интересных работ живописца. Автор пошёл против правил того времени и изобразил правительницу не как полубогиню, а как обыкновенную пожилую даму, мирно прогуливающуюся по саду. Такой выбор образа казался дерзостью, но императрице работа очень понравилась. Екатерине приятно было видеть на полотне саму себя, а не какой-то совершенный идеал, воплощение мудрости и величия.

И снова одобрение императрицы стало залогом успеха для Боровиковского. На него стали сыпаться заказы. Теперь едва ли не каждый вельможа мечтал заполучить собственный портрет или полотно, изображающее дорогого ему родственника. Не стала исключением и Екатерина Вторая. К живописцу обращался и сын государыни Павел Петрович, портрет которого также был написан Владимиром Лукичом. Кстати, Боровиковским был создан также портрет Елизаветы Тёмкиной, предполагаемой внебрачной дочери Екатерины Второй и Григория Потёмкина.

Владимир Лукич Боровиковский «Портрет императора Павла I», 1796 год Местонахождение: Новгородский музей-заповедник, Великий Новгород, Россия
Владимир Лукич Боровиковский «Портрет императора Павла I», 1796 год
Местонахождение: Новгородский музей-заповедник, Великий Новгород, Россия

Боровиковский и масоны

Во времена Боровиковского многие известные люди принадлежали к масонским ложам – уж такая была мода в Петербурге и других крупных городах. Не стал исключением и сам живописец, который, повинуясь этим веяниям, вступил в одно из таких сообществ. Вот только в скором времени тайные ритуалы и действа, которые устраивали масоны, разочаровали его.

Он прежде видел в них нечто прекрасное и мистическое, теперь же подобные ритуалы казались ему совершенной обыденностью. Да и смысла в работе лож Боровиковский тоже не мог найти. Именно поэтому через некоторое время он отдалился от масонов. Примечательно, что этот переход ознаменовался переменой в стиле живописца. И если прежде он придерживался сентиментализма, то теперь стал отдавать явное предпочтение строгому классицизму.

Владимир Лукич Боровиковский «Портрет Екатерины Арсеньевой», середина 1790-х годов Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Владимир Лукич Боровиковский «Портрет Екатерины Арсеньевой», середина 1790-х годов
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

«Проклятая» картина

Кистью Боровиковского было создано множество портретов выдающихся людей его эпохи. Знаменитые государственные деятели, военачальники, представители мира искусства и даже венценосные особы были увековечены на его картинах. Однако особенное место в творчестве мастера занимали женские портреты. Более того, одна из таких картин приобрела дурную славу, но не по вине её автора.

«Портрет Марии Лопухиной» – пожалуй, самое известное произведение мастера. На нём изображена дочь генерал-майора Ивана Толстого Мария. Этот портрет до сих пор поражает обаянием и нежностью, которые излучает девушка. А посмотрите на её взгляд – кажется, что она вот-вот рассмеётся. В глубине глаз скрыты задорные искорки, которые так мастерски воспроизвёл Боровиковский.

Однако судьба Марии Ивановны оказалась трагичной. Несмотря на то, что с портрета на нас взирает цветущая молодая женщина, полная сил и жизнерадостности, через несколько лет после написания картины Лопухина умерла. Считалось, что супругу представителя рода Лопухиных погубила чахотка. Жертвами этой болезни становились многие люди того времени – как крестьяне, так и дворяне. Но «Портрет Марии Лопухиной», на котором умершая казалась вечно юной и живой, не давал людям покоя. В скором времени по Петербургу начали ходить тревожные слухи.

Говорили, что якобы каждая девушка, взглянувшая на эту картину Боровиковского, в скором времени умирала от чахотки. Быть может, с несколькими барышнями и случилась такая трагедия, но это было исключительно совпадение – разумеется, никакого «проклятия» на портрете не было. Впрочем, любители городских легенд любят и сегодня рассказывать, что Мария Лопухина через свой портрет забирает души живых красавиц.

Картины Владимира Боровиковского нередко вызывали такой восторг публики, что заслуживали особенных похвал. Не секрет, что многим красавицам и великим деятелям посвящали стихи и оды, но в случае с Владимиром Лукичом такого дара поэтов удостаивались его картины. Так, например, о «Портрете Марии Лопухиной» поэт Яков Полонский написал:

«Она давно прошла, и нет уже тех глаз,

И той улыбки нет, что молча выражали

Страданье – тень любви, и мысли – тень печали.

Но красоту ее Боровиковский спас».

Владимир Лукич Боровиковский «Портрет Марии Ивановны Лопухиной», 1797 год Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Владимир Лукич Боровиковский «Портрет Марии Ивановны Лопухиной», 1797 год
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Таинственная дама

Ещё одной интересной работой Боровиковского стал «Портрет госпожи Шидловской». Долгое время считалось, что на портрете изображена неизвестная дама из семейства Шидловских, но потом выяснилось, что дама на портрете – Варвара Алексеевна, некогда разделившая отцовское наследство с сёстрами и матерью. Эта женщина была деятельной и яркой особой. К роду Шидловских она стала принадлежать после замужества.

Поразительно, но по поводу «Портрета госпожи Шидловской» высказывались самые разные мнения – уж кого только не причисляли к модели, изображённой на полотне. Однако в конце концов внешнее сходство указало на Варвару Алексеевну. Вот так, сам о том не ведая, Боровиковский задал непростую задачу исследователям.

Владимир Лукич Боровиковский «Портрет госпожи Шидловской», 1798 год Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Владимир Лукич Боровиковский «Портрет госпожи Шидловской», 1798 год
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Портрет Дашковой – или нет?

Не менее таинственным оказался и неоконченный «Портрет неизвестной с циркулем в руке и с лежащим на столике фрейлинским шифром». На нём мы видим молодую женщину, сидящую за столом, на котором лежат книга и измерительные инструменты. Кто бы это мог быть?

На этот счёт тоже звучали самые разные предположения, но наиболее вероятно, что здесь художник изобразил подругу и сподвижницу Екатерины Великой Екатерину Романовну Дашкову. Во-первых, женщина эта действительно интересовалась науками и возглавляла Академию наук. Во-вторых, на обороте полотна живописец сам отметил, что речь идёт о княгине Дашковой. На это же указывает бумажная наклейка на подрамнике, которая также раскрывает нам, почему работа так и осталась неоконченной:

«Портретъ княгини Дашковой Писалъ Владимгръ Лукичъ Боровиковский Принадлежить къ собранию картинъ Академика Бугаевского-Благодарнаго Оспа попрепятствовала кончить, потому что чрезвычайно ее обезобразила».

С другой стороны, Дашкова едва ли здесь походит на себя. Ей на ту пору было более пятидесяти лет. Но даже если живописец решил «омолодить» княгиню (что вообще-то ему не было свойственно), то черты лица её явно отличаются от других портретов Дашковой. Так что личность таинственной учёной дамы так и остаётся загадкой.

Владимир Лукич Боровиковский «Портрет неизвестной с циркулем в руке и с лежащим на столике фрейлинским шифром», начало 1800-х годов Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Владимир Лукич Боровиковский «Портрет неизвестной с циркулем в руке и с лежащим на столике фрейлинским шифром», начало 1800-х годов
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Работа над иконами

Однако Владимир Лукич писал не только вельмож, генералов и светских красавиц. Как человек искренне верующий, он считал религиозную тематику одним из главных направлений своего творчества. Прославился Боровиковский не только как портретист, но и как иконописец. По рекомендации графа Строганова мастер был приглашён работать над оформлением Казанского собора. В своих письмах родным живописец отмечал, что эта работа для него очень важна:

«Я занят трудами моими непрерывно. Теперь главная моя обязанность для Казанского великолепно строящегося собора».

На протяжении всей своей жизни он создавал иконы и картины на религиозные сюжеты. Такая работа казалась ему во сто крат более важной, нежели обыкновенные портреты. Как признавался сам автор, ему было важно чувствовать теплоту, некую гармонию в постижении священных истин.

Несомненно, для него такое творчество было источником самосовершенствования – как профессионального, так и духовного. Боровиковский стремился поделиться со зрителями своими мыслями, раскрыть безграничную глубину и красоты веры в Бога, и это ему удавалось в полной мере. Как вспоминали его коллеги и подопечные, сама работа над очередной иконой для него была своего рода ритуалом. Племянник художника Иван писал:

«Приготовив холст или доску для иконы, он заставлял читать вслух Евангелие или житие святого, которого изобразить предположил, и, остановясь на каком-либо тексте или листе читаемого, прерывал чтение и начинал работать».
Владимир Лукич Боровиковский «Евангелист Матфей», Икона из Царских врат главного иконостаса Казанского собора в Петербурге, 1810-е годы Местонахождение: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия
Владимир Лукич Боровиковский «Евангелист Матфей», Икона из Царских врат главного иконостаса Казанского собора в Петербурге, 1810-е годы
Местонахождение: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия

Разочарование мастера

Несмотря на успех и признание, Владимир Лукич не чувствовал себя счастливым человеком. На протяжении всей своей жизни он пребывал в поисках той самой «теплоты сердечной», к которой тянется любой человек. Вероятно, именно поэтому периодически Боровиковский вступал в различные сообщества, братства, кружки.

Вот только все они приносили ему разочарование. Он видел среди других участников не единомышленников, а лицемеров, которым попросту нравилась эта «игра». Так, к примеру, в 1819 году живописец присоединился к кружку Екатерины Татариновой. Но спустя несколько лет он уже признавался своим близким друзьям в том, что увидел там совсем не то, что ожидал:

«Все мне кажутся чужды… одно высокомерие, гордость и презрение. Ни одного нет ко мне искреннего, и я ни одного и не усматриваю, которому бы я хотел подражать».
Владимир Лукич Боровиковский, «Явление Иисуса Христа с Голгофским крестом молящейся Е. Ф. Татариновой», 1810-е годы Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Владимир Лукич Боровиковский, «Явление Иисуса Христа с Голгофским крестом молящейся Е. Ф. Татариновой», 1810-е годы
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Смерть живописца

Создавая портреты на заказ, сам Боровиковский не оставлял тему духовного поиска и религии. В 1820-е годы он создал ряд произведений на религиозную тематику: «Бог Отец, созерцающий мертвого Христа», «Богоматерь с младенцем в сонме ангелов».

В последние годы он взялся за масштабную работу – требовалось оформить иконостас церкви Смоленского кладбища. Увы, завершить эту работу Владимир Боровиковский не успел. Он умер 18 апреля 1825 года. Как очень точно выразился о столь скорбном событии живописец Алексей Венецианов:

«Почтеннейший и великий муж Боровиковский кончил свои дни, перестал украшать Россию своими произведениями…».
Владимир Лукич Боровиковский «Бог Отец, созерцающий мертвого Христа», вторая половина 1810-х-1820-е годы Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Владимир Лукич Боровиковский «Бог Отец, созерцающий мертвого Христа», вторая половина 1810-х-1820-е годы
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Владимир Боровиковский никогда не был женат, не имел детей. Перед смертью он попросил раздать всё своё небольшое имущество беднякам и нуждающимся. И при жизни он часто помогал нищим, которые могли всегда прийти к его дому и попросить то, что им требовалось. Владимир Лукич был истинно «Божьим человеком» – глубоко верующим, искренним, светлым, открытым и несущим добро. А ещё – он оставил всем нам бессмертные творения, сохранившие красоту и очарование, величие и яркость людей, живших в одну пору с Боровиковским.

На обложке: Картины Владимира Лукича Боровиковского в Третьяковской галерее

МУСАГЕТ
Добавить комментарий