«Мы из джаза» – как начинающий режиссер и актеры без слуха сняли отличную музыкальную комедию

Искусство

Для Карена Шахназарова, как и для исполнителей главных ролей, фильм «Мы из джаза» стал судьбоносным. Ведь никто не ожидал, что начинающий режиссер и молодые неизвестные актеры, не имеющие никакого отношения к музыке, снимут потрясающую музыкальную комедию.

Последний шанс режиссера

До выхода «Мы из джаза» Карена Шахназарова с трудом можно было назвать даже начинающим режиссером. В его копилке были успешная дипломная короткометражка «Шире шаг, маэстро!» и провальная комедия «Добряки». А больше работы не предвиделось. Шахназаров даже решил завязать с профессией.

«Все так неудачно складывалось, что я стал подумывать о том, чтобы закончить свой путь в кино», – вспоминал он.

Но на «Мосфильме» молодому режиссеру дали последний шанс и «наградили» музыкальным фильмом про джаз. Шахназаров ухватился за предложение, как за спасительную соломинку. Было решено, что раз нужно про джаз – значит, будет история о Леониде Утесове.

Шахназаров вместе с другом и по совместительству сценаристом Александром Бородянским отправился прямиком к Утесову. Но мэтр категорически отказался помогать. Друзья расстраивались недолго. Обратившись к специалистам, узнали, что Утесов имел к джазу весьма опосредованное отношение, а отказался, видимо, потому, что не хотел разрушать легенду о себе.

Тогда режиссер и сценарист нашли настоящего «отца» советского джаза – музыканта, композитора и режиссера Александра Варламова. Шахназаров вспоминал об этой встрече:

«Нас встретил разбитый, дряхлый старик (Варламов был репрессирован и 8 лет провел в тюрьмах). Но когда он сел за рояль, то совершенно преобразился. Пять часов он рассказывал нам потрясающие истории о русских джазменах».

Воспоминания Варламова и стали основой нового фильма.

Воспоминания Александра Владимировича Варламова стали основой фильма
Воспоминания Александра Владимировича Варламова стали основой фильма

Актеры-неудачники

Сценарий был готов за две недели. Для вдохновения писали в Одессе, колыбели отечественного джаза. Но на «Мосфильме» работу разнесли в пух и прах. В итоге съемки были отложены на год, пока режиссер и сценарист переписывали свой труд. Чтобы фильм наверняка утвердили, они написали восемь вариантов сценария.

Теперь-то им уже не могли отказать. И даже разрешили взять актеров, каких хотел Шахназаров. Правда, на киностудии не поняли, почему именно этих актеров выбрал режиссер, ведь они были, мягко говоря, далеко не из первого эшелона известности.

Так, например, поющему и популярному Дмитрию Харатьяну, который, к слову, был воодушевлен съемками в музыкальном фильме, Шахназаров предпочел менее известного Игоря Скляра, у которого имелся хоть и успешный, но единственный музыкальный опыт в картине «Только в мюзик-холле».

На роль еще одного неунывающего джазмена был приглашен Александр Панкратов-Черный. В то время он переключился с неудачного режиссерского опыта на актерский, и «Мы из джаза» стала только третьей его картиной. Кроме того, в процессе съемок выяснилось, что у актера абсолютно нет ни слуха, ни голоса.

Игорь Скляр смог составить конкуренцию популярному Дмитрию Харатьяну Кадр из фильма «Мы из джаза», 1983 год
Игорь Скляр смог составить конкуренцию популярному Дмитрию Харатьяну
Кадр из фильма «Мы из джаза», 1983 год

Барабанщика Жору, третьего участника джаз-бэнда, сыграл Николай Аверюшкин, для которого картина тоже стала практически дебютом в кино. Чтобы получить роль (актер только развелся с женой и нуждался в деньгах), Аверюшкин схитрил, что умеет играть на барабанах. Естественно, в момент съемок его обман раскрылся.

Даже Лариса Долина, с которой вот уж точно не должно было возникнуть никаких проблем, чуть было не оставила Шахназарова без колоритной кубинки Клементины Фернандес. Певица была беременна и лежала в больнице на сохранении. Шахназарову приходилось под личную ответственность забирать ее у врачей и привозить обратно.

Ларисе Долиной нелегко пришлось во время съёмок, но она достойно сыграла свою роль Кадр из фильма «Мы из джаза», 1983 год
Ларисе Долиной нелегко пришлось во время съёмок, но она достойно сыграла свою роль
Кадр из фильма «Мы из джаза», 1983 год

Учиться никогда не поздно

Режиссеру пришлось буквально выжимать максимум из всей этой, как оказалось, очень талантливой, но не особо музыкальной компании. Актеры играли великолепно, но раз фильм музыкальный, хорошо бы еще петь и играть на инструментах.

А тут снова вмешались кинобоссы. Оказалось, что в картине нет ни одной звезды. Нужно было срочно ввести нового персонажа и пригласить на роль известного артиста. Так в фильме появился вор в законе в исполнении Евгения Евстигнеева. Благо, Евстигнеев и в реальности очень любил джаз и подарил картине замечательный эпизод в ресторане, когда совершенным экспромтом стал отбивать такт вилкой и ножом на обеденных тарелках.

Игорь Скляр пел и немного играл на фортепиано. К нему в качестве учителя приставили профессора Одесской консерватории. Николаю Аверюшкину пришлось осваивать барабаны. Актера обучал настоящий джазовый барабанщик, и вскоре Аверюшкин действительно освоил инструмент.

С Александром Панкратовым-Черным возиться не стали, так как случай был безнадежным. За него просто пел оператор фильма Владимир Шевцик, а на крупных планах, когда нужно было играть на банджо, снимали руки профессиональных музыкантов. Чечетку за актера тоже бил приглашенный танцор.

У Александра Панкратова-Чёрного не было ни слуха, ни голоса, но это ничуть не повредило фильму Кадр из фильма «Мы из джаза», 1983 год
У Александра Панкратова-Чёрного не было ни слуха, ни голоса, но это ничуть не повредило фильму
Кадр из фильма «Мы из джаза», 1983 год

Никто не ждал от картины большого успеха. Однако успех был не просто большим, а грандиозным. «Мы из джаза» стала лучшей картиной 1984 г. и получила множество призов, премий и наград не только на всесоюзных, но и на международных киносмотрах.

На обложке: Кадр из фильма «Мы из джаза», 1983 год

МУСАГЕТ
Добавить комментарий