Художник многих стран – как Марк Шагал провалил все экзамены, но стал знаменитым художником

Искусство

Он не желал придерживаться никаких установленных правил и принципов, ему были чужды традиционные формы и каноны. Всё творчество Марка Шагала – это вызов общепринятому пониманию искусства, максимальное самовыражение и умение проявить себя с самой неожиданной стороны. Этот художник не соблюдал пропорции и нарушал все принципы построения композиции. Вероятно, именно такой «неправильный» подход помог ему стать одним из самых известных живописцев.

Имя Марка Шагала занимает одно из первых мест в списке самых известных авангардистов. Его творчество пошатнуло стереотипы и переменило традиции. Он никогда не следовал неким правилам и нормам, а напротив, творил инстинктивно, так, как подсказывала ему душа. Однако картины его и сегодня вызывают неоднозначную реакцию. Их крайне сложно понять людям, у которых отсутствует пространственное мышление или тем, кто не обладает хорошим воображением. Но произведения Шагала продолжают вдохновлять очень многих. А какой была жизнь этого человека? Как свои чувства Шагал выражал с помощью красок? И кого можно увидеть рядом с ним на полотнах?

Семья Шагала

Марк Шагал – именно так мы привыкли называть известного художника-авангардиста. Однако далеко не все знают, что на самом деле живописец носил иное имя. Он родился в 1887 году, причём при рождении был назван Мовшей (Моисеем). Родители Шагала, представители еврейского народа, проживали в Витебске, который в ту пору принадлежал Российской империи. Отец Мовши работал в рыбной лавке, причём отличался тихим характером, был покладистым и замкнутым. А вот мама нашего героя, напротив, была женщиной эмоциональной, яркой, энергичной.

С ранних лет юный Шагал видел, как много усилий прикладывают его родители, чтобы вырастить детей достойными людьми, дать им хорошее образование. Его отец зарабатывал достаточно много – 20 рублей в месяц (при том, что средний заработок был в лавках почти вдвое меньше), однако ему приходилось тяжело трудиться. Как вспоминал сам художник спустя много лет:

«Как рассказать об этом? Ни одно слово никогда не облегчит участь моего отца… На нашем столе всегда было много масла и сыра. Хлеб с маслом, как вечный символ, никогда не выходил из моих детских рук».
Семья Шагалов в Витебске. Марк – второй справа
Семья Шагалов в Витебске. Марк – второй справа

«Помни, что ты – еврей»

Как и другие дети из еврейских семей, маленький Мовша в возрасте пяти лет начал обучаться в начальной школе. Он был сообразительным ребёнком, однако уже тогда, в столь юном возрасте, начал понимать, что далеко не всегда людей оценивают по их достоинствам.

Так, например, вечной проблемой была национальность Мовши. Проживание евреев ограничивалось определённой территорией, нередкими были погромы, которые устраивали в качестве расправы с торговцами-евреями. С ровесниками Моисею тоже было непросто найти общий язык – он сильно заикался, да и всё то же еврейское происхождение не давало покоя другим. Шагал писал:

«Я на каждом шагу чувствовал, что я еврей – люди заставляли меня чувствовать это».

Несмотря на то, что отношение окружающих к мальчику исключительно по причине его национальности было несправедливым, именно оно позволило ему научиться выживать не вместе со всеми, а вопреки остальным. Уже тогда в Шагале зародился дух индивидуализма, некое неосознанное желание бросить вызов обществу, которое столь неправильно относилось к нему. И он сделает это. Но если другой бы превратил своё внутреннее негодование в злобу и обиду, то Шагал сумел преобразить их в красоту и искусство, которое и было главным отражением его души.

Художник Марк Захарович Шагал
Художник Марк Захарович Шагал

Мечты Моисея

Юному Моисею очень нравилось рисовать. На листках бумаги он старался отразить буквально всё, что видел. Родителям мальчик часто показывал свои рисунки, вот только им было не по душе такое увлечение сына. Шагалы считали, что рисованием едва ли можно добиться высокого положения в обществе или хорошего заработка. Кроме того, профессия живописца уж точно не относилась к тем, которые обеспечивают стабильный заработок.

Родители Мовши мечтали, что их сын станет бухгалтером или приказчиком, он же грезил совсем о другом. Однажды мальчик заявил, что хочет пойти учеником к художнику Юделю Пэну, но в ответ услышал категорическое «нет». Отец был разгневан, а мать заявила, что рисунки Моисея годятся разве что в качестве салфеток, которые можно использовать за столом.

Родители Марка Шагала, 1900-е годы
Родители Марка Шагала, 1900-е годы

Первое разочарование

Но юный живописец не сдавался. Во время очередного похода по магазинам Шагал снова стал уговаривать отца дать ему необходимую сумму на обучение рисованию. В ярости родитель отсчитал нужное число монет и швырнул их на мостовую. Однако Мовша стал ползать по дороге, собирая это богатство, которое открывало перед ним путь к мечте. Прохожие смеялись над ним, но чудаковатый парень не обращал на них внимания. Ради возможности обучиться рисованию он готов был стерпеть любые насмешки.

Итак, юный мечтатель отправился к Пэну, у которого стал учиться живописи. Художник преподавал в самой крупной школе рисования Витебска, причём ради Шагала даже сделал исключение. Поскольку тот был очень молод и не имел дохода, Пэн согласился обучать его бесплатно. Вот только спустя несколько месяцев учёбы Мовша понял, что академическое искусство – явно не его стезя. Оно совершенно не интересовало молодого мастера, да и вообще казалось ему чем-то скучным и ограниченным жёсткими рамками.

Совершенно никудышный ученик и блистательный живописец, Шагал сам по себе был парадоксом. Уже к пятнадцати годам он понял, каков его собственный стиль и считал себя гениальным. Именно поэтому Шагал игнорировал все замечания наставников, а все их попытки изменить манеру его живописи терпели крах. Сам же Моисей заявлял, что подчиниться мог бы только Рембрандту, но мастеров такого уровня в Витебске не сыскать. При этом он и правда был очень талантлив, но совершенно не поддавался никаким педагогическим воздействиям. Интересно, что эти качества Шагал сохранит на всю свою жизнь.

Юдель Моисеевич Пэн «Портрет молодого Марка Шагала», 1914 год Местонахождение: Национальный художественный музей, Минск, Белоруссия
Юдель Моисеевич Пэн «Портрет молодого Марка Шагала», 1914 год
Местонахождение: Национальный художественный музей, Минск, Белоруссия

Полный провал

Как отмечает исследователь творчества Шагала Сьюзан Тумаркин Гудман, во времена, когда жил этот живописец, в царской России было два способа стать успешным для еврея. Первый – скрывать свои еврейские корни и стараться «превратиться» в русского. Второй – намеренно демонстрировать принадлежность к еврейской нации, открыто показывать свою приверженность родной культуре. Как думаете, какой из этих вариантов выбрал вечный бунтарь Шагал? Несложно догадаться – конечно, второй.

На протяжении нескольких лет Моисей копил деньги для того, чтобы вырваться из провинции и отправиться учиться в Санкт-Петербург. Скопив достаточно средств, он смог воплотить свою мечту в жизнь. Что интересно, своих родителей Шагал не оповестил о своём отъезде, что стало для них крайне неприятной неожиданностью. Молодой человек верил, что в столице Российской империи он найдёт людей, которые сумеют оценить его талант. Он рассчитывал, что эти наставники смогут дать ему хорошее образование и не исключал, что сможет стать одним из лучших студентов Академии художеств. Но это были только грёзы. На деле же Моисея ожидало разочарование.

При первой же попытке поступить в учебное заведение он потерпел полный крах. С треском провалив экзамены, Шагал понял, что второй раз хвататься за этот шанс не стоит – его ждёт тот же исход. Петербург оказался холодным равнодушным городом, который не собирался одаривать молодого художника благами и успехом.

Поступить живописцу удалось лишь в Рисовальную школу Общества поощрения художеств, руководителем которой был Николай Рерих, но и здесь Шагал проучился совсем недолго. В сердце молодого мастера по-прежнему жил Витебск. Спустя много лет, уже будучи в преклонных годах, после переезда в США, живописец написал открытое письмо, адресовав его своему родному городу:

«Почему? Почему я оставил тебя много лет назад? … Вы подумали, что мальчик чего-то ищет, ищет такую особую тонкость, чтобы цвет спускался, как звезды с неба, и приземлялся, яркий и прозрачный, как снег на наших крышах… Я не жил с тобой, но у меня не было ни одной картины, которая не дышала бы твоим духом и отражением».
Витебск всегда был в сердце художника. Марк Захарович Шагал «Вид из окна. Витебск», начало XX века Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Витебск всегда был в сердце художника. Марк Захарович Шагал «Вид из окна. Витебск», начало XX века
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Любовь всей жизни

Тоска по малой родине и отсутствие перспектив в столице привели к тому, что в 1910 году Марк Шагал вернулся в Витебск. У него началась творческая хандра. Шагал мог часами бродить по городу, гулять по набережной реки и размышлять о жизни. Вот только ничего светлого в этих раздумьях не было. Неизвестно, к чему бы привело столь пагубное для тонкой личности депрессивное состояние, если бы не встреча, которая перевернула всю жизнь Шагала.

Во время одной из привычных прогулок Марк повстречался с удивительной женщиной – Беллой Розенфельд. Между молодыми людьми буквально с первой встречи вспыхнуло сильное чувство. Как вспоминала Белла, её покорили глубокие голубые глаза Шагала, которые напоминали кусочки неба. Сам же Марк писал о своей возлюбленной:

«Ее молчание – мое, ее глаза – мои. Как будто она знает все о моем детстве, моем настоящем, моем будущем, как будто она может видеть меня насквозь».
Втреча с Беллой Розенфельд оказалась для Марка Шагала судьбоносной
Втреча с Беллой Розенфельд оказалась для Марка Шагала судьбоносной

Переезд в Париж

Вскоре благодаря поддержке Беллы Марк нашёл в себе силы снова попытать счастья в Петербурге. На сей раз он уже искал не столько учителей, сколько влиятельных покровителей, которые помогли бы указать верный путь. Такого наставника Шагал обрёл в лице живописца Леона Бакста. Именно Бакст стал тем человеком, который не пытался переучить, переломить его манеру написания картин. Он предоставлял молодому мастеру творческую свободу, однако считал, что в России реализовать свой талант молодой художник не сумеет.

Бакст настаивал, чтобы Шагал поехал в Париж. Наставник был уверен, что именно центр европейского искусства, французская столица, сумеет раскрыть перед живописцем новые возможности. В скором времени Шагал отправился в Париж. Кстати, именно там свои полотна он начал подписывать как Марк Шагал – именем, под которым приобретёт известность.

Уже в первые месяцы пребывания в Париже у Шагала завязались дружеские отношения с известными художниками-авангардистами. Единомышленники разделяли идеи Марка, и он был этому рад. Однако на первых порах приходилось очень тяжело. Один из друзей художника так описывал состояние Шагала в ту пору:

«Ему хотелось сбежать обратно в Россию, поскольку, рисуя, он мечтал о богатстве славянского фольклора, своем хасидском опыте, своей семье и особенно Белле».

Однако мастер нашёл в себе силы перебороть простые человеческие желания – он понимал, что должен трудиться во имя искусства, ради которого можно стерпеть любые неудобства и даже страдания. В Париже Шагал поступил в Академию палитры, авангардную школу искусств, нашёл работу в другом учебном заведении, а в свободное время посещал Лувр. Кстати, именно в Париже Шагал познакомился с особенной техникой рисования гуашью, которую в дальнейшем использовал во многих своих работах.

Парижская Академия палитры (здание в центре фото), около 1900 года
Парижская Академия палитры (здание в центре фото), около 1900 года

Уникальный стиль

Если же говорить о творческой биографии Марка Шагала, то её началом можно считать 1909 год. Именно тогда появились первые «осмысленные» картины живописца. Первым творением мастера стало полотно «Покойник», написанное ранее. Затем на свет появились «Семья», «Я и моя деревня», «Голгофа». Интересно, что даже в Париже он продолжал писать сцены из жизни в России, моменты, которые ему доводилось видеть в детстве.

При этом сам Марк Шагал очень скоро стал одним из художественных лидеров национального возрождения еврейского народа. Он не только не скрывал своей национальности, но напротив, старался обратить на неё внимание. Пример тому – картины «Молящийся еврей» и «Понюшка табаку».

Первая персональная выставка Марка Шагала состоялась в 1914 году. На ней он представил все свои полотна, созданные в Париже. Сразу же после этого живописец отправился в родной Витебск. Начиналась Первая мировая война, и в эту трудную минуту он считал своим долгом быть рядом с родными.

К слову, военные годы тоже не прошли зря для Шагала. В эту пору он создал ряд работ в самых разных стилях и направлениях. Его творческие наработки пополнили как пейзажи, так и портреты, выполненные в своеобразной и узнаваемой манере автора.

Марк Захарович Шагал «Я и моя деревня», 1911 год Местонахождение: Музей современного искусства, Нью-Йорк, США
Марк Захарович Шагал «Я и моя деревня», 1911 год
Местонахождение: Музей современного искусства, Нью-Йорк, США

Путешествия Шагала

После войны Марк Шагал снова вернулся в Париж, который открыл для него новые горизонты, помог начать новый виток творчества. Морис Рейналь, известный французский искусствовед, так описывает манеру написания картин Шагала:

«Шагал исследует жизнь в свете утонченной, тревожной, детской чувствительности, слегка романтического темперамента… смесь грусти и веселости, характерная для серьезного взгляда на жизнь».

Марк Шагал немало путешествовал и признавался, что эти поездки были крайне важными для него. Он не только знакомился с новыми странами и культурами, но и мог получать новые впечатления, которыми делился со зрителями. И всё-таки в его душе оставалась родина – Россия, которую он так часто писал на своих полотнах и которую всё равно не понимал. На картинах художник стремился показать особенно важные для него места в стране, которая так и не смогла раскрыть его таланта.

Приход к власти в Германии Гитлера и его сторонников, начавшиеся в стране гонения евреев потрясли Шагала. Он не представлял, что в двадцатом веке может происходить подобная дикость. Его картины конца 1930-х годов словно пронизаны ожиданием некой катастрофы, чего-то тяжёлого и безвыходного. «Распятый художник», «Белое распятие», «Мученик» – даже названия полотен красноречиво говорят о чувстве тревоги, которое испытывал мастер.

Марк Захарович Шагал «Белое распятие», 1938 год, Институт искусств, Чикаго, США
Марк Захарович Шагал «Белое распятие», 1938 год, Институт искусств, Чикаго, США

Женщина, подарившая счастье

На многих картинах Марка Шагала можно увидеть его возлюбленную Беллу или, как в случае с полотном «Над городом», вместе с ней и самого живописца. Она действительно стала единственной любовью всей его жизни. Художник писал, что именно ей благодарен за спасение от депрессии, именно ей он был обязан своим успехом.

Но вступить в брак влюблённые смогли далеко не сразу. Они встретились впервые в 1910 году, но лишь в 1915 году смогли пожениться – из-за своего отъезда в Париж Шагал не смог раньше сочетаться браком с любимой женщиной. Примечательно, что за многие годы совместной жизни она не омрачилась ни размолвками, ни взаимными упрёками, ни ссорами. Эти два человека и правда нашли друг друга. Как отмечали современники, близкие друзья этой семьи, Марк и Белла действительно были одним целым.

В браке родилась дочь Ида, которая впоследствии стала биографом своего знаменитого отца. Увы, встретить старость вместе с любимой Беллой Шагалу было не суждено. 

Вместе с супругой писатель переехал в Америку – подальше от мятежной Европы, где напряжение создавала Германия с нацистами, пришедшими к власти.

В США, в одном из госпиталей, Белла Розенфельд умерла от сепсиса. Эта потеря стала огромной трагедией для живописца. Он решил, что больше не станет писать – он просто не мог возвращаться к творчеству, которое считал жизнерадостной нотой своего бытия. Дочери Шагал приказал убрать все кисти и краски, сам же поставил в своей мастерской портрет Беллы, который начал писать ещё в России.

В таком творческом трауре Марк Шагал пребывал около года. Лишь благодаря усилиям дочери он сумел вернуться к жизни, причём даже после смерти Беллы она незримо продолжала присутствовать на его картинах. Большие выпуклые чёрные глаза возлюбленной мастера нередко появляются на картинах, даже если изображена на них вовсе не Белла.

Марк Захарович Шагал «Белла в белом воротничке», 1917 год Местонахождение: Частная коллекция
Марк Захарович Шагал «Белла в белом воротничке», 1917 год
Местонахождение: Частная коллекция

Новая любовь

А потом произошла новая необыкновенная встреча. Чтобы отец не скучал и ему приходилось меньше работать по дому, Ида наняла сиделку. Её звали Вирджиния Хаггард. Едва увидев эту женщину, Шагал понял, что никогда не сможет её забыть. Роман с Вирджинией вспыхнул мгновенно, а вскоре на свет появился единственный сын живописца – Дэвид.

Увы, эта история любви оказалась совсем не такой продолжительной и яркой, как чувства к Белле. Вирджиния вскоре встретила молодого фотографа, к которому ушла от Шагала. Поскольку официально пара не оформляла свои отношения, разводиться не пришлось. За время совместной жизни Шагал посвятил Вирджинии восемнадцать картин, однако она забрала лишь две работы мастера.

Марк Шагал с Вирджинией Хаггард и сыном Дэвидом
Марк Шагал с Вирджинией Хаггард и сыном Дэвидом

Ошибка Марка Шагала

Совершенно разочарованный в людях, измученный Шагал снова начал подумывать о самоубийстве. Такое уже было после смерти Беллы, но теперь мрачные мысли стали всё чаще навещать его. Спасительницей художника снова оказалась его дочь. Благодаря ей Марк Шагал познакомился с Валентиной Бродской, у которой в Лондоне имелся собственный модный салон. Эта женщина стала новой музой живописца, а спустя несколько месяцев после знакомства пара поженилась.

Но только тогда Ида поняла, как ошиблась в Бродской. Валентина запрещала Шагалу видеться с дочерью, по её требованию практически всё его творчество превратилось в написание декоративных букетов – такие картины пользовались спросом. При этом все деньги, заработанные живописцем, Бродская тратила на собственные развлечения и причуды. Чтобы хоть как-то отвлечься от гнетущей действительности, Марк Шагал писал свою любимую Беллу – единственную женщину, которая подарила ему настоящее счастье и которую он никогда не забывал.

Жизнь Марка Шагала оказалась долгой, непростой, насыщенной яркими моментами и крайне тяжёлыми периодами. Живописец умер в возрасте 97 лет. Он был похоронен на кладбище парижской коммуны Сен-Поль-де-Вансе.

Марк Шагал и Валентина Бродская,1967 год
Марк Шагал и Валентина Бродская,1967 год

Интересно, что сегодня не одна, а несколько стран считают Марка Шагала своим художником. Беларусь, Россия, Франция, Израиль – в каждом из этих государств демонстрируются произведения, созданные живописцем. И сегодня появляется всё больше ценителей творчества Марка Шагала. Оно своеобразно и необычно, наполнено иронией и светом, детскими впечатлениями и сильными переживаниями. Марк Шагал никогда не старался придерживаться канонов живописи, однако всегда оставался искренним в своих картинах – в этом и заключается его главный секрет успеха.

МУСАГЕТ
Добавить комментарий