Гоголь с Христом и пушкинский «сон» о Босхе – какие картины вдохновляли русских классиков?

Искусство

Не секрет, что многие виды искусства так или иначе связаны между собой. Но нередко можно встретить удивительное явление, когда одно творение порождает другое. И речь сейчас идёт именно о картинах как источнике вдохновения. Среди живописных произведений есть те, которым посвящали стихи, которые восхищённо описывали в своих работах великие русские классики.

Да-да, картины становились основой новых впечатлений и эмоций, которые в дальнейшем превращались в романы, рассказы, новеллы и поэтические произведения. Но какие художники умели впечатлять даже именитых писателей? Какой картине было посвящено стихотворение? Что за полотно могло быть описано в качестве сна Татьяны у Пушкина? Что очаровывало Достоевского? И как Гоголь оказался на картине с Христом?

«Босхианский набор»

По сути, писатель – тот же художник, тонко чувствующий мир, людей и передающий свои эмоции публике – правда, посредством не холста и кисти, но слова. Неудивительно, что в истории нередкими были случаи, когда великие мастера слова вдохновлялись живописными творениями. Одним из самых известных ценителей живописи был Александр Сергеевич Пушкин. При этом русского классика всегда интересовала мистика и тема потусторонних сил.

Как считают искусствоведы, в своём романе в стихах «Евгений Онегин» Пушкин описал известную картину Иеронима Босха. Там, где описывается сон Татьяны, очень явно заметны некоторые детали картины «Искушение святого Антония». Впрочем, Босху нравилось изображать диковинных созданий на многих полотнах, а потому, как очень точно выразился Владимир Набоков, «Сон Татьяны» – это целый «босхианский набор». Посудите сами:

«Глядит она тихонько в щелку,

И что же видит?.. за столом

Сидят чудовища кругом:

Один в рогах с собачьей мордой,

Другой с петушьей головой…

Там карла с хвостиком, а вот

Полужуравль и полукот». (А.С.Пушкин)

Иероним Босх. Центральная панель триптиха «Искушение святого Антония», около 1500 года Местонахождение: Национальный музей старинного искусства, Лиссабон, Португалия
Иероним Босх. Центральная панель триптиха «Искушение святого Антония», около 1500 года
Местонахождение: Национальный музей старинного искусства, Лиссабон, Португалия

Достоевский и Рафаэль

Совсем иное творение стало источником вдохновения для Фёдора Достоевского. Его супруга и многие приятели знали, что писатель может бесконечно долго любоваться «Сикстинской Мадонной» Рафаэля. Фёдор Михайлович вообще был неравнодушен к рафаэлевским картинам, но эта особенно поразила его. Впервые шедевр Достоевский увидел в 1860-е годы, когда жил в Дрездене. Там, в местной галерее, и была представлена публике «Сикстинская Мадонна».

Сикстинская мадонна. 1513—1514
Рафаэль Санти «Сикстинская мадонна», 1513–1514 годы
Местонахождение: Галерея старых мастеров, Дрезден, Германия

Именно в Дрездене классик начал писать свой роман «Бесы», причём через отношение к великому творению Рафаэля Достоевский охарактеризовал своих персонажей. К примеру, генеральша Варвара Петровна ничего особенного в картине не видит и считает, что облик Мадонны «хуже других лиц в натуре». Она олицетворяет новое поколение, которое стремится извлекать из всего пользу, а сама по себе красота не интересна таким людям.

Мёртвый Христос

А в другом своём произведении, романе «Идиот», Фёдор Достоевский упоминает о картине «Мёртвый Христос в гробу», которая висит в квартире Рогожина. Есть предположение, что это творение живописец Ганс Гольбейн писал с настоящего утопленника. В романе Фёдор Михайлович даже косвенно указывает, что именно так впечатлило его в этом полотне:

«В картине о красоте и слова нет; это в полном виде труп человека, вынесшего бесконечные муки еще до креста, раны, истязания, битьё от стражи, битьё от народа, когда он нёс на себе крест и упал под крестом…»
Ганс Гольбейн Младший «Мёртвый Христос в гробу», между 1521 и 1522 годами Местонахождение: Художественный музей, Базель, Швейцария
Ганс Гольбейн Младший «Мёртвый Христос в гробу», между 1521 и 1522 годами
Местонахождение: Художественный музей, Базель, Швейцария

Стих, посвящённый картине

Не меньшим ценителем живописи был поэт Николай Заболоцкий. Он нередко посещал картинные галереи и в скором времени увлёкся рассматриванием портретов. В 1940-е годы любимым живописцем Заболоцкого стал Фёдор Рокотов, живший за два столетия до поэта. Его портреты заставляли задуматься, почувствовать характер изображённой личности, проникнуться её переживаниями, страхами или радостями.

Именно тогда Заболоцкий решил посвятить своё новое стихотворение одному из полотен Рокотова. Именно так – не изображённой на нём героине, а самой картине. Речь идёт о «Портрете Струйской». Написанные Рокотовым глаза особенно впечатлили поэта:

«Её глаза – как два тумана,

Полуулыбка, полуплач,

Её глаза – как два обмана,

Покрытых мглою неудач». (Н.Заболоцкий)

Фёдор Степанович Рокотов «Портрет А.П.Струйской», 1772 год Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Фёдор Степанович Рокотов «Портрет А.П.Струйской», 1772 год
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Гоголь и Иисус

А вот Николаю Васильевичу Гоголю суждено было самому остаться запечатлённым на холсте – причём рядом с самим Христом. Началось всё с дружбы с Александром Ивановым. Художника и писателя объединяла любовь к искусству. Кроме того, Иванов как живописец считал, что у Гоголя очень колоритная внешность (а с этим не поспоришь).

Вероятно, именно поэтому Николай Васильевич был изображён на камео Иванова «Явление Христа народу». Гоголя здесь можно узнать среди ближнего окружения Иисуса, он – один из людей, смотрящих на Спасителя.

Черты Николая Васильевича Гоголя можно увидеть в лице человека, изображённого на картине Александра Иванова Фрагмент картины Александра Андреевича Иванова «Явление Христа народу», 1837-1857 годы Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва. Россия
Черты Николая Васильевича Гоголя можно увидеть в лице человека, изображённого на картине Александра Иванова
Фрагмент картины Александра Андреевича Иванова «Явление Христа народу», 1837-1857 годы
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва. Россия

Мандельштам и «тоска по Эрмитажу»

Ещё одним ценителем живописи был Осип Мандельштам. Знаменитый поэт увлекался западноевропейским искусством и, подобно Достоевскому, тоже был поклонником Рафаэля. Во время проживания в Воронеже он написал стихотворение «Улыбнись, ягнёнок гневный с Рафаэлева холста».

Супруга литератора говорила, что в ту пору Мандельштам жил вдали от Петербурга, не мог бывать в Эрмитаже, и в этом стихотворном произведении отразилась его тоска по прекрасному. Кстати, не меньше, чем итальянских мастеров, поэт любил русских иконописцев. Так, к примеру, Наталья Штемпель вспоминала:

«Мы пошли в Третьяковскую галерею… Осип Эмильевич не останавливаясь пробежал через ряд залов, пока не разыскал Рублёва, около икон которого остановился. За этим он шёл».
Есть разные версии, но, возможно, Мандельштам написал «Улыбнись, ягнёнок гневный...», увидев репродукцию этой картины Рафаэль Санти «Святое семейство с агнцем», 1507 год Местонахождение: Музей Прадо, Мадрид, Испания
Есть разные версии, но, возможно, Мандельштам написал «Улыбнись, ягнёнок гневный…», увидев репродукцию этой картины
Рафаэль Санти «Святое семейство с агнцем», 1507 год
Местонахождение: Музей Прадо, Мадрид, Испания

Как видите, очень часто живопись и литература взаимодействуют, порождая прекрасные плоды такого союза. Неслучайно великий гений прошлого, Леонардо да Винчи, считал, что поэзия и живопись – есть одно и то же, только одно «звучит» в красках, а другое мы «видим» в словах. Всё это – составляющие самого прекрасного, что создано человечеством.

На обложке: Иконы Андрея Рублёва в Третьяковской галерее / ruskiezemli2.ru

МУСАГЕТ
Добавить комментарий