Его картины власть скрывала от народа – Эжен Делакруа и его революция

Искусство

Имя Эжена Делакруа неразрывно связано с образом той самой Свободы, ведущей людей на баррикады. А ведь этот живописец и правда был настоящим революционером. Несмотря на то, что в революционных событиях, вспыхнувших во Франции, он не имел возможности принимать непосредственное участие (на то были причины, и мы о них ещё поговорим), художник совершил переворот в мире живописи.

Делакруа уверенно и решительно разрушил все устоявшиеся каноны художественного искусства. Он стал одним из тех, кто смело бросил вызов классицизму и начал писать сцены из реальной жизни – то, что люди видели на улицах, у себя дома, вокруг. Именно у Делакруа появилась особенная техника, которую в дальнейшем старались копировать многие мастера. Так что же было необычного в этом живописце-революционере? И как сложилась жизнь человека, воспевшего революцию во Франции?

Маленький сорванец

Фердинан Виктор Эжен Делакруа – именно так назвали мальчика, который появился на свет в 1798 году в семье Шарля Делакруа, бывшего министра иностранных дел. В свете ходили слухи о том, что Шарль вовсе не является биологическим отцом ребёнка, хотя, разумеется, от малыша он не отказывался – это могло бы вызвать большой скандал в обществе.

Некоторые люди и вовсе были уверены, что настоящим родителем маленького Эжена является Шарль Талейран, человек весьма неоднозначный и могущественный, влиятельнейший политик той поры. Впрочем, другие и вовсе приписывали отцовство самому Наполеону, но это уже, как мне кажется, были всего лишь домыслы и слухи, не имевшие ничего общего с действительностью.

Юный Эжен был настоящей головной болью для своих родных. Он рос сорванцом, который всё делал исключительно так, как считал нужным. Нередко самоуверенность и шалости Эжена оказывались опасными для его жизни, но, к счастью, всё обходилось. Спустя много лет близкий друг Делакруа Александр Дюма будет вспоминать:

«К трём годам Эжен уже вешался, горел, тонул и травился».
Теодор Жерико «Портрет Эжена Делакруа», 1819 год Местонахождение: Музей изящных искусств, Руан, Франция
Теодор Жерико «Портрет Эжена Делакруа», 1819 год
Местонахождение: Музей изящных искусств, Руан, Франция

Первые успехи

Разумеется, всё это мальчик совершал ненамеренно, но уже тогда казалось, что судьба благоволит малышу, который непременно должен был уже не раз погибнуть, однако всё время чудом спасался. Когда юный Эжен отправился учиться в лицей Людовика Великого, его родители наконец вздохнули с облегчением. Там Делакруа вёл себя спокойнее, причём даже проявил успехи в некоторых дисциплинах. Так, к примеру, уже в первые месяцы обучения преподаватели отметили, что Эжен «схватывает на лету» уроки словесности и тонкости живописи. Он даже получил приз за один из своих рисунков.

Не исключено, что интерес к рисованию мальчик унаследовал от своей матери. Виктория Делакруа происходила из семьи краснодеревщиков и с детских лет интересовалась живописью, причём лично видела, как создаются произведения искусства. Однако талант в маленьком Эжене, несомненно, развил его дядя Анри-Франсуа Ризенер. Он нередко брал с собой племянника во время выездов на природу. Увлечённый живописец, дядя рассказывал Эжену, как правильно накладывать краски, как создавать нужные оттенки и прочие всевозможные хитрости художников.

Возможным отцом Эжена Делакруа был Шарль Талейран Пьер Поль Прюдон «Портрет Шарля Талейрана», 1807 год Местонахождение: Метрополитен-музей, Нью-Йорк, США
Возможным отцом Эжена Делакруа был Шарль Талейран
Пьер Поль Прюдон «Портрет Шарля Талейрана», 1807 год
Местонахождение: Метрополитен-музей, Нью-Йорк, США

Выбор пути

Несмотря на успехи в обучении и добрые отношения с родственниками, жизнь Делакруа едва ли можно было назвать безоблачной. Родителей он потерял достаточно рано: отец умер в 1812 году, мать – двумя годами позже. Юный Эжен был определён на воспитание к сестре, но она едва находила средства на содержание собственного семейства. Уже тогда юноша стал осознавать, что должен сам определяться с выбором профессии и начинать зарабатывать себе на жизнь.

Немного поразмыслив, Делакруа понял, что хотел бы всю жизнь писать картины. Именно такое занятие влекло его и, к слову, открывало немалые перспективы перед живописцами. Он знал, что успешные художники никогда не бедствуют. Именно поэтому Эжен отправился в мастерскую знаменитого классициста Пьера-Нарсиса Герена, а вскоре стал учеником Школы изящных искусств, где преподавал живописец.

Интерес к искусству у Эжена Делакруа развил его дядя Анри-Франсуа Ризенер, который был живописцем Анри-Франсуа Ризенер «Автопортрет», конец XVIII - начало XIX века Местонахождение: Лувр, Париж, Франция
Интерес к искусству у Эжена Делакруа развил его дядя Анри-Франсуа Ризенер, который был живописцем
Анри-Франсуа Ризенер «Автопортрет», конец XVIII – начало XIX века
Местонахождение: Лувр, Париж, Франция

Эжен и его учителя

Здесь царила особенная атмосфера. Творчество в этом месте должно было подчиняться строгим канонам, правилам, формам. Это был некий «храм академизма», и Эжен послушно следовал принципам, установленным в этом «святилище». Он создавал множество гипсовых слепков, делал эскизы и наброски, оттачивая своё мастерство. Как ни странно, но человек, который в дальнейшем разрушит все принципы классицизма, обязан был именно такому академическому подходу в обучении. Лишь благодаря этому Делакруа смог в совершенстве освоить технику рисунка.

Однако наиболее заметное влияние на творчество молодого художника оказал его коллега – Теодор Жерико. Картина «Плот «Медузы», созданная им, настолько впечатлила Эжена, что, как признавался он сам, несколько дней он не мог думать ни о чём, кроме неё. Более того, сам Делакруа присутствовал при создании этого шедевра. Когда же он сумел увидеть готовое творение Жерико, молодой человек был потрясён. «Плот «Медузы» разрушал все прежние устои и привычные принципы живописи. Картина эта произвела на Эжена Делакруа эффект внезапно ударившей молнии. Как писал он сам:

«Увидев картину, я в восторге бросился бежать, как сумасшедший, и не мог остановиться до самого дома».
Теодор Жерико «Плот «Медузы», 1819 год Местонахождение: Лувр, Париж, Франция
Теодор Жерико «Плот «Медузы», 1819 год
Местонахождение: Лувр, Париж, Франция

Первая «настоящая» картина

Влияние «Плота «Медузы» было настолько велико, что вскоре Делакруа решил создать свою первую большую картину. Его «Ладья Данте» появилась на Парижском салоне 1822 года, но фурора не произвела.

По большей мере критики высмеивали это произведение живописца, считая его не соответствующим классическим нормам и слишком вызывающим. Кроме того, автора обвиняли в излишнем натурализме. Несмотря на шквал критики, эта работа нашла и своих почитателей. Она была приобретена для Люксембургских галерей.

Эжен Делакруа «Ладья Данте», 1822 год Местонахождение: Лувр, Париж, Франция
Эжен Делакруа «Ладья Данте», 1822 год
Местонахождение: Лувр, Париж, Франция

Новый вызов

Наверное, другой живописец непременно прислушался бы к критикам и следующей работой постарался бы искупить свою «вину». Но нет – Делакруа, напротив, решил ещё больше раззадорить своих недоброжелателей. Кроме того, он осознавал, что к этой «оппозиции» принадлежат не столько ценители искусства, сколько консерваторы, приверженцы старых тенденций. В итоге через пару лет Делакруа представил общественности своё новое полотно «Смерть Сарданапала», на создание которого живописца вдохновил сюжет из произведения Байрона.

Разъярённые критики бушевали, а имя Делакруа стало звучать всё чаще. Да-да, даже таким образом можно было приобрести популярность. На его новом полотне снова была представлена сцена жестокости, выписанная с максимальным натурализмом и даже некой чувственностью. При этом критики всё же не могли не признать, что картины Делакруа – большое событие в мире живописи. Так, к примеру, один из них писал:

«Движение передано прекрасно, но эта картина буквально кричит, грозит и богухульствует».
Эжен Делакруа «Смерть Сарданапала», 1827 год Местонахождение: Лувр, Париж, Франция
Эжен Делакруа «Смерть Сарданапала», 1827 год
Местонахождение: Лувр, Париж, Франция

Правда без пафоса

Настоящий успех у публики Делакруа приобрёл благодаря полотну «Резня на Хиосе». Новая картина мастера была посвящена событиям, произошедшим во время войны за независимость в Греции. Живописец показал публике несчастных местных жителей, порабощённых Османской империей. Это была одна из немногих картин того времени, посвященных современности, причём выражали мнение французского правительства и поддерживали Грецию.

Интересно, что здесь, в «Резне на Хиосе» не было никакого пафоса, подобно «Клятве Горациев». Здесь нет поднятых вверх мечей или призывов доблестно сражаться. Делакруа старался показать всё по-настоящему, с максимальными реализмом и правдивостью. Именно это в немалой степени и смущало критиков, а также коллег мастера. К примеру, Антуан Жан Гро вовсе назвал произведение «резнёй искусства». По сути, сама история была не нова: творец опережал своё время, и далеко не все готовы были принять новые тенденции.

Эжен Делакруа «Резня на Хиосе», 1824 год Местонахождение: Лувр, Париж, Франция
Эжен Делакруа «Резня на Хиосе», 1824 год
Местонахождение: Лувр, Париж, Франция

Одобрили и… убрали

А в 1830 году Делакруа уже написал картину о событиях во Франции, которые пришлись на время его жизни. По причине слабого здоровья сам живописец не мог принимать участия в революции, которая вспыхнула в его стране. Однако он знал, что происходит на улицах Парижа и разделял настроения народа. Именно тогда на свет появилась «Свобода, ведущая народ».

Эту картину неслучайно называют самым известным полотном Эжена Делакруа. Казалось бы, современники должны были восхищаться произведением, которое так правдиво и ярко показало события, в которых участвовали многие парижане. Но если простой народ пребывал в восторге от полотна, то французские власти неоднозначно отнеслись к этому произведению искусства.

Да, оно было одобрено правительством, однако «Свободу, ведущую народ» приказали снять с выставки. При этом картина была приобретена властями. Согласитесь, позиция странная, но действия властей можно назвать вполне логичными, если знать их причины. Очень точно отмечал один из критиков:

«Хотя Делакруа был вдохновлен современными событиями на создание этого романтического образа духа свободы, он, похоже, пытается передать волю и характер народа, вместо того, чтобы прославлять реальное событие, революцию 1830 года против Карла X, которая мало что дала, кроме как привела к власти другого короля, Луи Филиппа I».
Эжен Делакруа «Автопортрет», 1837 год Местонахождение: Лувр, Париж, Франция
Эжен Делакруа «Автопортрет», 1837 год
Местонахождение: Лувр, Париж, Франция

«Свобода» Делакруа

По сути, картина Делакруа стала в итоге более значимым событием, чем перемены в стране. Смена одного монарха на другого была явно не тем, чего жаждали французы, а вот на полотне мастера показывалось, насколько могущественным может быть народ, запечатлён момент его совершенного триумфа. При этом сам Эжен Делакруа здесь явно обращается к контрастам – лежащие на переднем плане фигуры погибших революционеров так непохожи на ту самую Свободу, женщину, решительно ведущую за собой людей.

Этот же приём словно бы говорит нам: во имя Свободы не жаль сложить голову! Эта картина стала неким живописным гимном французской революции. Лишь после революции 1848 года картина «Свобода, ведущая народ» наконец была выставлена на всеобщее обозрение и более не скрывалась от публики.

Эжен Делакруа «Свобода ведущая народ» 1830 год Местонахождение: Лувр , Париж, Франция
Эжен Делакруа «Свобода ведущая народ» 1830 год
Местонахождение: Лувр , Париж, Франция

Другая культура, другой мир

В 1832 году Эжен Делакруа отправляется в большое путешествие. Путь его лежит в Испанию, а затем на север Африки. Это была пора завоевания Францией Алжира. Находившееся в непосредственной близости Марокко становится местом, которое притягивает живописца. Многие его знакомые говорили, что Делакруа отправился туда не ради знакомства с местными видами искусства, а для погружения в «примитивную» культуру иного народа и совершенно другой страны.

Но если поначалу Делакруа полагал, что здесь он не увидит привычной цивилизации и культуры, то в дальнейшем понял, как сильно ошибался. Местные жители очаровали мастера. Их удивительные наряды, традиции и быт нашли отражение в ряде его работ.

В дальнейшем Делакруа вспоминал эту поездку с теплотой и даже некоторой ностальгией. Это были прекрасные времена, которые позволили художнику иначе взглянуть на мир, на людей. Делакруа даже сравнивал местных жителей с известными деятелями Древней Греции и Рима:

«Греки и римляне здесь, у моей двери, в лице арабов, которые заворачиваются в белое одеяло и выглядят как Катон или Брут…»

Единственной сложностью во время работы в Алжире и Марокко для Делакруа стали местные правила, запрещавшие женщинам появляться при постороннем мужчине с открытыми лицами. Да и вообще местные жители не хотели, чтобы их писали, полагая, что художник может «похитить» душу. Тем не менее живописец сумел создать картину «Алжирские женщины в своих покоях», а также целый ряд работ с изображением животных («Охота на львов», «Марокканец, седлающий коня»).

Эжен Делакруа «Алжирские женщины в своих покоях», 1834 год Местонахождение: Лувр, Париж, Франция
Эжен Делакруа «Алжирские женщины в своих покоях», 1834 год
Местонахождение: Лувр, Париж, Франция

Фрески мастера

Возвратившись во Францию, Эжен Делакруа ощутил, что его положение упрочилось. Он уже стал именитым живописцем, работы которого мечтали иметь многие влиятельные и богатые люди – причём не только в родной стране. Официальные заказы предполагали не только написание полотен, но и создание фресок. Эта работа, как мне кажется, особенно нравилась Делакруа:

«Мое сердце всегда начинает учащенно биться, когда я остаюсь лицом к лицу с огромной стеной, ожидающей прикосновения моей кисти».

Первой монументальной росписью стала работа в Бурбонском дворце, затем Делакруа пригласили оформить Люксембургский дворец. Однако наиболее масштабным заказом стали фрески для церкви Сен-Сюльпис. Над ними живописец трудился более двенадцати лет.

Сам мастер, создавая свои новые творения, нередко вдохновлялся античными преданиями, произведениями Байрона или Шекспира. Особенную роль в жизни художника играла музыка. Он признавался, что не может прожить без неё и дня. Именно музыка приводила его в состояние «экзальтации», при котором в воображении Делакруа появлялись новые образы и сюжеты для его полотен. Он писал:

«Ничто не может сравниться с эмоциями, вызываемыми музыкой; что она выражает ни с чем не сравнимые оттенки чувств».
Одна из фресок Эжена Делакруа «Святой Михаил побеждает дьявола», между 1854 и 1861 годами Местонахождение: церковь Сен-Сюльпис, Париж, Франция
Одна из фресок Эжена Делакруа «Святой Михаил побеждает дьявола», между 1854 и 1861 годами
Местонахождение: церковь Сен-Сюльпис, Париж, Франция

Незаменимые люди

Получая новые заказы, Делакруа нередко знакомился с людьми, которым суждено было сыграть большую роль в его жизни. Такой знаковой встречей стало знакомство с художницей Мари-Элизабет Блаво-Буланже. Неизвестно, связывали ли её и живописца романтические чувства (а этого нельзя исключать), однако именно Мари стала верным другом Делакруа. Он признавался, что порой, крайне нуждаясь в поддержке, находил её в лице своей подруги. Мари-Элизабет с тёплой нежностью относилась к художнику, причём дружба их прошла через многие годы и продолжалась до самой смерти мастера.

С годами Эжен Делакруа уже не мог творить с той же энергией, что прежде. Обнаруженная у него серьёзная болезнь горла истощала живописца. Он стремительно терял силы, заметно похудел. Свободное время Делакруа предпочитал проводить не в шумном Париже, а вдали от столицы, в сельской тишине провинции. Но даже здесь, отдыхая, он понимал, что силы всё равно покидают его.

Неизвестно, как сложилась бы судьба художника, если бы всё это время рядом с ним не была верная экономка Жанна-Мари де Гийу. Эта женщина преданно заботилась о Делакруа, причём она же стояла на страже его частной жизни, не позволяя нарушать покой или вмешиваться в дела Эжена. Несомненно, именно преданность и забота Жанны-Мари позволили на несколько лет продлить жизнь мастера.

Жан-Огюст -Доминик Энгр «Портрет Мари-Элизабет Блаво-Буланже», около 1831 - 1834 годов Местонахождение: Метрополитен-музей, Нью-Йорк, США
Жан-Огюст -Доминик Энгр «Портрет Мари-Элизабет Блаво-Буланже», около 1831 – 1834 годов
Местонахождение: Метрополитен-музей, Нью-Йорк, США

В предчувствии смерти

Несмотря на прогрессирующую болезнь, Эжен Делакруа не мог оставить работу – она была смыслом всей его жизни. В 1862 году он принял участие в создании Национального общества изящных искусств. Это было его настоящее детище. В общество вошли самые известные живописцы того времени – Леон Бонна, Жан-Батист Карпо, Шарль-Франсуа Добиньи, Гюстав Доре, Эдуард Мане и другие. Для многих из них творения Делакруа были неким образцом истинного «нового творчества», а сам живописец стал примером для подражания в понимании более молодых коллег.

Зима 1862-1863 годов была крайне тяжёлым периодом для живописца. Он уже чувствовал, что проживает свои последние месяцы. У Делакруа было немало идей, в столе лежали эскизы для будущих работ, но сам мастер понимал, что уже никогда не напишет их. Инфекция горла прогрессировала – каждый раз после холодного времени года состояния Делакруа становилось всё хуже. На этот раз он казался себе слабее, чем прежде.

Направляясь в Париж, Эжен Делакруа встретил в поезде старого приятеля. Их беседа продолжалась совсем недолго, но даже после таких незначительных усилий художник ощутил себя совершенно измотанным. В начале лета 1863 года он вынужден был снова обратиться к врачу. Увы, доктор, осмотрев своего знаменитого пациента, лишь с сожалением развёл руками. Он ничего не мог предпринять – остановить поражение организма уже было нельзя.

Эжен Делакруа «Портрет Жанны-Мари де Гийу», 1840 год Местонахождение: Музей Эжена Делакруа, Париж, Франция
Эжен Делакруа «Портрет Жанны-Мари де Гийу», 1840 год
Местонахождение: Музей Эжена Делакруа, Париж, Франция

Завещание Делакруа

Инфекция прогрессировала, и вскоре Делакруа уже не мог есть ничего, кроме фруктов. Понимая, что его дни сочтены, живописец написал завещание. Всё своё имущество он раздал близким друзьям. В своём предсмертном послании не забыл Делакруа упомянуть и верную экономку Жанну-Мари, которой оставил немалые средства, позволившие женщине безбедно прожить многие годы. Кстати, помимо прочего, в завещании Делакруа было сказано, что он запрещает писать его портреты или всячески изображать его черты:

«Будь то посмертная маска, рисунок или фотография. Я категорически запрещаю это».

Есть предположение, что окончательно подкосило здоровье завершение работы над фресками в церкви Сен-Сюльпис. Вопреки ожиданиям, эти творения Делакруа остались незамеченными публикой. Мастер понимал – его время прошло. И если прежде народ пребывал в восторге от его работ, критики негодовали, а публика восхищалась, то теперь следовало уступить дорогу более молодым, дерзким и смелым новаторам – таким, каким некогда был сам Эжен Делакруа.

Выдающийся живописец, обессмертивший революцию во Францию и создавший её узнаваемое «лицо», тихо и незаметно скончался в своём загородном особняке. Эжена Делакруа не стало 13 августа 1863 года. Он был похоронен на парижском кладбище Пер-Лашез, причём проститься с ним пришло совсем немного людей – коллеги, его знакомые и старые приятели. Многие французы даже не знали, что в тот день проходило прощание с главным «певцом революции».

В доме, где Эжен Делакруа жил до последних дней, теперь находится музей, носящий его имя / frenchparis.ru
В доме, где Эжен Делакруа жил до последних дней, теперь находится музей, носящий его имя / frenchparis.ru

Несмотря на то, что сам Эжен Делакруа не принимал участия в революционных событиях и не шёл на баррикады, его творчество оказало на исторические события не меньшее влияние, нежели смена власти и народные волнения. В одном лице сочетались слабый больной человек и дерзкий живописец, бросающий вызов всем прежним канонам. Именно Эжен Делакруа показал, насколько велика сила народа, который ведёт за собой сама непобедимая Свобода.

МУСАГЕТ
Добавить комментарий