«…А зори здесь тихие» – как сложилась судьба прототипов главных героев?

Искусство

Пронзительно-грустный фильм о девушках-зенитчицах, вступивших в неравный бой с противником, основан на повести Бориса Васильева «…А зори здесь тихие».

Писатель, знавший войну не понаслышке, рассказал реальную историю, которая, правда, произошла не с девушками, а с мужчинами.

Незначительный эпизод в масштабах войны

В 1941 году Васильеву только исполнилось 17 лет, но уже в июле он добровольцем отправился на фронт. Спустя два года, будучи молодым лейтенантом, получил серьезное ранение на минной растяжке и вернулся домой. После завершения войны работал инженером, а по выходе на пенсию решил начать карьеру писателя.

Его манила идея создать произведение, в котором он мог бы отразить свой опыт «лесной» войны, погрузить читателя в атмосферу не просто перестрелки, а ситуации, когда для уничтожения врага нужно продумать каждый шаг.

Однажды Васильев наткнулся на газетную статью об отряде из семи человек, предотвратившем диверсию немцев на железной дороге. Задача была выполнена ценой жизни всех ребят, выжил только сержант.

Васильев начал писать, но быстро понял, что в масштабах войны эта героическая история – лишь незначительный эпизод. Любой фронтовик рассказал бы таких десяток. Истории не хватало остроты и драматизма. Внезапно Васильеву пришла в голову идея сделать главных героев не мужчинами, а молодыми девушками.

«Женщинам ведь труднее всего на войне. А тогда никто о них не писал», – объяснял он позже.

Сюжет приобрел совершенно другие оттенки. Оставалось только правдоподобно прописать героинь.

Автор повести Борис Васильев хотел погрузить читателя в атмосферу ситуации, когда для уничтожения врага нужно продумать каждый шаг
Автор повести Борис Васильев хотел погрузить читателя в атмосферу ситуации, когда для уничтожения врага нужно продумать каждый шаг

Соню Гурвич встретил в Военной академии

После демобилизации Васильев поступил в Военную академию бронетанковых войск. Там он встретил Зорю Поляк, которая впоследствии стала не только его супругой, но и прототипом персонажа Сони Гурвич.

Зоря Альбертовна Поляк была еврейкой, как и героиня фильма. Внешне жена Бориса Васильева не привлекала внимание яркостью, но отличалась скромностью и рассудительностью. Ее ум, образованность и поэтическая натура тоже нашли свое отражение в образе Сони Гурвич.

Супруги прожили вместе почти 70 лет. Зоря Альбертовна всегда была первой, кто читал произведения мужа, редактировала его интервью и статьи. Когда ее не стало, писатель глубоко переживал утрату, тяжело заболел и скончался через несколько месяцев.

Прототипом Сони Гурвич (слева, кадр из фильма «...А зори здесь тихие», 1972 год) стала супруга Бориса Васильева Зоря Поляк (справа)
Прототипом Сони Гурвич (слева, кадр из фильма «…А зори здесь тихие», 1972 год) стала супруга Бориса Васильева Зоря Поляк (справа)

Женя Комелькова сражалась в партизанском отряде

Прототипом отважной красавицы Жени Комельковой стала молодая медсестра Рая Толстова. В период войны девушка служила в партизанском отряде. В 1942 году около станции Ставропольская высадился отряд немецких диверсантов, о чем Рая предупредила партизан.

Завязался неравный бой. Как и героиня фильма, в трудный момент Рая отвлекла на себя фашистов, но была поймана. Девушка погибла в плену после трехдневных пыток.

Молодая медсестра Рая Толстова (слева) стала прототипом отважной Жени Комельковой (справа, кадр из фильма «...А зори здесь тихие», 1972 год)
Молодая медсестра Рая Толстова (слева) стала прототипом отважной Жени Комельковой (справа, кадр из фильма «…А зори здесь тихие», 1972 год)

Разведчицы, зенитчицы, радистки и медсестра, спасшая жизнь

У остальных трех героинь не было конкретных прототипов. Как говорил сам Борис Львович, персонажи повести – образы собирательные. На фронте он встречал разведчиц, медсестер, радисток, слышал разные истории о женской самоотверженности на войне. Эти эпизоды из жизни и стали сюжетом повести. Однажды Васильеву даже пришлось командовать женским батальоном. Внешние черты и характер девушек он также позаимствовал для героинь книги.

Свою лепту в образ персонажей внес и режиссер фильма Станислав Ростоцкий. Бывший фронтовик всю жизнь был благодарен медсестре Анне Чугуновой, которая вытащила его с поля боя и буквально на руках тащила раненного несколько километров до госпиталя. Некоторыми ее чертами он наделил уже своих киношных героинь.

Безымянный сержант превратился в старшину Федота Васкова

Прототипом старшины Федота Васкова стал тот самый сержант, заметка о котором и послужила отправной точкой повести. Правда, Васильев позже признавался, что не запомнил его имени.

Сержант возглавил отряд из шести человек для охраны железнодорожной станции Куолемаярви в Карелии. Участок считался легким, а потому туда отправили бойцов, только что выписавшихся из госпиталей.

Однако случилось непредвиденное – на станции высадились немецкие диверсанты. Малочисленному отряду советских солдат пришлось несколько дней отражать атаки врагов. Когда подошло подкрепление, из защитников в живых остался только сержант. Впоследствии выжившему вручили медаль «За боевые заслуги».

Безымянный сержант стал старшиной Федотом Васковым Кадр из фильма «...А зори здесь тихие», 1972 год
Безымянный сержант стал старшиной Федотом Васковым
Кадр из фильма «…А зори здесь тихие», 1972 год

Фильм «…А зори здесь тихие» посмотрели миллионы зрителей во всем мире. Уже снято несколько новых экранизаций. Как и хотели Васильев и Ростоцкий, история пятерых зенитчиц стала символом героизма и подвига женщин в годы Великой Отечественной Войны.

На обложке: Кадр из фильма «…А зори здесь тихие», 1972 год

МУСАГЕТ
Добавить комментарий